Можно бесконечно говорить «начинающим» алопетам, что волосы – это не уши, упали – не страшно. Каждый переживает потерю волос по-своему. Очень многое зависит от окружения, от их поддержки. И каждая история даёт глубокое понимание того, что нужно об этом говорить.

Диагноз «алопеция» Бренде Финн поставили в 14 лет. Однажды утром она  увидела, что вся её подушка в волосах. Она побежала к маме, мама не поверила, подумала, что Бренда всё выдумала, лишь бы не пойти в школу.

«Когда она поняла, что я говорю правду, у неё началась паника. Мы бросились к врачу, сдали кучу анализов, потом мне поставили диагноз «алопеция», — вспоминает Бренда. В школе одноклассники издевались над ней: «Мой парик срывали, играли им в футбол, бросали в унитаз, мне дали прозвище «раковая» девочка, несмотря на то, что я не была больна раком. Я не могла учиться, мой мозг атрофировался». Через шесть месяцев учителя и родители Бренды договорились о том, что девочка может перейти на домашнее обучение. Три следующих года девочка редко выходила из дома, она замкнулась.

Спустя несколько лет она устроилась работать в ясли. Это был её первый шаг к себе. С малышами она научилась говорить о себе, о том, что она ходит в парике: «Им было всё равно, что я хожу в парике. Мне нравилось, когда они играли с моими волосами.» Потом Бренда работала аниматором, развлекала детей. Она нашла для себя способ прятаться от людей  в яркие костюмы.

Сейчас Бренде 30 лет, она стала моделью, перестала комплексовать, у неё появился жених.

На эту фотографию (под текстом) я наткнулась случайно, в очередной раз роясь в Интернете в поисках интересных героев. Я не могла от неё оторваться. Я бы никогда бы не подумала, что за образом этой красавицы стоит такая непростая история. Я стала разыскивать  эту загадочную девушку  и после недельного поиска я её все-таки нашла..

— Расскажи мне историю этой фотографии, как тебя нашёл фотограф? 
Перед тем, как я стала моделью, один мой друг познакомил меня c фотографом, который на тот момент делал себе портфолио, до этого он фотографировал только музыкальные группы на концертах. Мне предложили попробовать пофотографироваться у него. Тогда я уже спокойно ходила и  в парике, и в бандане. Я подумала: «Почему бы нет?». Потом, когда я увидела свои фотографии без парика, я сказала себе: «Вообще-то, я даже очень ничего». Это было большим прорывом для меня. Так еще один пазл вошёл в общую картину принятия себя.

— Как тебе удалось вернуть уверенность в себе?

Чтобы вернуть себе здоровую самооценку у меня ушло много лет. Работа с детьми помогла, встречи с правильными людьми, внутренняя работа.   Должно было пройти время, нужно было вернуться brenda8в общество естественно, без надрывов (когда я потеряла свои волосы в подростковом возрасте, моё сознание буквально заморозилось).  Я много читала книг об алопеции,  тогда ещё в Интернете не было столько информации, было сложнее с этим. Я смогла пройти первый барьер и понять, что я не единственная на свете с алопецией и это не моя вина.

Мне очень помогли мои родители, им пришлось тоже пройти моменты отчаяния, безысходности того, что они не могут мне никак помочь. Они покупали мне огромное количество париков, шляп. Я научилась варьировать этими «инструментами», приспосабливать свой образ к социуму.

 

— Я видела твои фотографии, где ты идёшь по подиуму, что это за показ? Расскажи про свою работу моделью?

Моделью я стала работать только в этом году. Первый раз я вышла на подиум на шоу «Идеального Дома» под названием  «Уверенность – Секрет», организатором и автором шоу была знаменитая телеведущая Кэти Пайпер.

 

Она ведёт кампанию в помощь людям, у которых в результате разных несчастных случаев на лице ожоги и шрамы. Кэти сама пострадала от нападения, её лицо облили кислотой, много лет ей приходилось восстанавливать себя, сражаясь за свою внешность. Шоу было неким вызовом, альтернативой стандартным показам мод. Моделями были люди с ожогами, шрамами, ампутированными ногами. Отборочный тур проводило модельное агентство Кэти.

Шоу было потрясающим само по себе: атмосфера, люди. Я осознала, что иду по подиуму после того, как продефилировала перед сотнями зрителей. Потом на меня вышло агентство «Ugly Models».

— Кстати, про этот проект “Ugly Models” (уродливые модели),  я увидела твою презентацию там и очень удивилась. Такая красавица участвует в этом проекте, почему?  

Это не проект и это не то, что ты думаешь. Это альтернативное модельное агентство, его создали в 1969 году. Они отбирают моделей с харизмой. У этого агентства очень крупные клиенты такие, как Келвин Кляйн, Вог, Дизель. Их девиз: праздновать красоту каждого.

— Что ты любишь и что ты ненавидишь?

Каждое утро я просыпаюсь с большой благодарностью от того, что каждый день я делаю новые успехи. Я ненавижу грубых людей, на протяжении многих лет мне приходилось выносить их, сейчас я просто их игнорирую, их для меня не существует.

 

— Кто-нибудь из твоих одноклассников, кто издевался над тобой, объявился, чтобы извиниться за своё поведение в школе? Чтобы ты сейчас им сказала?

Никто извинился. Пару лет назад я столкнулась с одной из них в баре, она не узнала меня, я прошла мимо. Мне показалось, что этот человек не заслуживает моего внимания. Что мне им сказать… даже не знаю. То как они себя вели, говорило о том, что у них серьёзные проблемы. Если сравнивать нас: их поведение и мою потерю волос, — то я потеряла меньше.  Но я прощаю их, хотя бы за недостаток воспитания и образованности.

Как ты познакомилась со своим женихом? Как ты ему рассказала про свою алопецию? Как он отреагировал?

Я познакомилась с Уэйном на мини-фестивале в Лондоне. На мне был парик, на лице макияж – догадаться о моей алопеции было трудно, он ничего не понял. В течении двух лет мы были просто друзьями. Через три месяца после того, как мы начали встречаться, мы сидели, разговаривали, немного выпили,  я набралась духу и ни с того, ни с сего сказала про алопецию, отогнув краешек своего парика. Он очень позитивно отреагировал и стал любопытствовать, расспрашивать, что это и как это всё «работает».

 

-Кто или что для тебя важно в жизни?

Мой жених Уэйн, он все время меня поддерживает, все время меня подталкивает идти к своим мечтам. Моя подружка Лиз, с которой я дружу двенадцать лет. Первая подружка, с которой я могла спокойно быть без парика и которая никогда не задавала мне лишних вопросов. Мой отец, который работал день и ночь, чтобы заработать мне на парики, лекарства, лечение.

 

-Что бы ты посоветовала родителям,  у которых дети алопеты?

Быть открытым и честным со своим ребёнком, это поможет им повысить свою самооценку, они должны научиться уверенно говорить об алопеции. Для меня это был настоящим барьером, потому что мои родители не знали, как об этом говорить, они сразу начинали нервничать. Родители ни в коем случае не должны винить себя, алопеция может случиться с каждым, в любое время. Обязательно нужно держать связь с группами поддержки, чтобы ваш ребенок не был изолирован.

Интервью брала Марина Золотова, при перепечатке обязательное указание на источник.